Формирование интереса к литературе у детей

Женский журнал » Воспитание и уход за детьми » Подготовка к школе

Ещё в начале ХХ века педагогов, литературоведов, методистов, а также писателей и поэтов интересовали вопросы, какие художественные произведения интересны подросткам, как вызвать у школьников интерес к литературе, содержащей не только захватывающий сюжет, но и воспитывающей у детей нравственные ценности.

17 февраля 1918 года в газете «Правда» была опубликована статья «Забытое оружие», автор которой утверждал: «Детская книга как важное орудие воспитания должна получить самое широкое распространение. Но вместе с тем то, чем сейчас пользуются дети должно быть очищено от яда, грязи и мусора». Другими словами, дети должны читать литературу, которая способствует развитию его личности, его волевых и моральных качеств, а не только всевозможные комиксы, детские страшилки и другие книги подобного сорта

Детская агрессия, депрессия, неуверенность в себе – все это можно побороть при помощи одной лишь правильно подобранной литературы.

Ребенку очень сложно выбрать себе произведение, «очищенное от яда, грязи и мусора». Более того, как показывают исследования, школьники, не сумевшие найти интересную им книгу, постепенно отвыкают от чтения.

Поэтому, роль опытного педагога, разбирающегося в литературе, очень важна, ведь без него, чаще всего, подросток, не сумев найти хорошее, интересное ему произведение, или начинает читать книги, ничего кроме захватывающего сюжета не содержащие, или перестаёт интересоваться литературой.

Но для родителей, стремящихся привить детям любовь к чтению, важно не только знать литературу. Очень важно знать своих детей, их характер, способности, интересы. Учитывая особенности детского возраста вообще, совершенно необходимо считаться также с индивидуальностью своего ребёнка. Нельзя руководить детским чтением, не поняв, что интересует ребёнка, не принимая во внимание уровень его читательской подготовленности (т.е., попросту, степень начитанности). Автор одной современной статьи приводит два ярких примера, как она привила любовь к чтению двум подросткам, основываясь на чертах характера. Одному – мальчику, которому нравилось «смешить класс», она посоветовала прочитать Н.Носова «Фантазёры», а другому – семикласснику, часто оскорбляющему учителей, привыкшему к огорчающему его ярлыку «хулигана» – «Педагогическую поэму» А.Макаренко. В результате оба подростка полюбили чтение.

Это еще раз доказывает, что любовь к чтению можно привить ребенку только в том случае, если вы хорошо знаете его характер, а также его интересы.

Обсуждения на форуме:


Ваше имя:

Комментарий:

Учитель:

А вот скажите, уважаемые, давно ли Вы читали Пушкина, Лермонтова и иже с ним? Нет, это не риторический вопрос) у нас на портале долго обсуждали школьную программу, ее сужение, расширение, воспитание читателей и всё прочее. Как Вы считаете, нужна ли вообще в школе литература, и если да, то какая? Учить ли детей по классикам или по «Родной речи» Вайля с Генисом (тут я проголосую ЗА) или по Набокову и его лекциям о русской литературе? Хотя это уже для продвинутых пользователей.

А может быть, действительно русская классика это излишне раздутая величина и стоит проходить международную литературу, даёшь зарубежную классику вроде Бальзака и Бронте? Или может быть, уже пора включать в школьную программу Властелина колец и Гарри Поттера? Может быть, нужно пересказывать классику современным языком, как это делает BBC с Конан Дойлем (или наше телевидение в Призраке оперы))?

Или классика уже совсем не нужна и нужно что-то ближе к действительности, «Фрикономика», «Восхождение денег» или «Современные стратегии британской политической коммуникации»?

Вам вообще нравились уроки литературы в школе? И, на самом деле, когда Вы последний раз читали Пушкина?)


Катерина:

Литература в школе нужна. Поскольку литература – это прежде всего «язык в практике»: применение великого и родного спецами дела (т.е. слова). И здесь сразу оговорка: эти спецы-классики, конечно же, использовали лексику и выстраивали текст в соответствии со своим временем, стилем и личным желанием. и это надо иметь в виду. далее: читая тексты, ребенок (при правильном посыле учителя) видит, что вообще с этим языком делать-то можно. Это что касается структуры языка и текста.
Содержание. Чем больше читаешь, тем сильнее развиваешь воображение. А воображение еще никому не помешало.
Как и что сейчас происходит в школе, не знаю, поскольку не преподаю.
Список литературы для меня вообще загадка, поскольку, опять же, с пед. кругами последнее время не пересекаюсь. мое мнение – объяснить можно все и всех и ученик не обязан быть лириком, при наличии профессионализма учителя лит-ра будет симпатична и физику)
«Властелин колец» и «Гарри Поттер» – удачные интерпретации мировых мифов и сказаний + авторская фантазия авторов-филологов. для меня эти произведения – удачные примеры сказочных реальностей нового времени. не все же Андерсена, Гофмана и Пушкина читать))
Пересказывание классики современным языком. я против. это то же, что судить о вкусе апельсина по растворимому апельсиновому соку («Invite — просто добавь воды», помните?).
Союз Конан Дойла и BBC я бы не назвала просто пересказом.
Последний раз читала Пушкина в вузе, когда готовилась к госу.


Мама сына:

Литература нужна, и чем больше – тем лучше. но. она должна преподаваться следующим образом. основной акцент должен делаться на отношении ученика к происходящему, его анализу происходящего в том или ином произведении.

Я начала перечитывать классику, когда ушёл привкус школьного отвращения. а породила его именно система преподавания. выходил учитель, рассказывал выводы из книги. если ты в сочинении переписал его мнение – молодец. если имеешь свою мысль – логические ошибки в повествовании: как это можно сделать такой вывод? непорядок!

Мне очень повезло: я попала в Малую Академию Наук, где увидела совершенно другой подход к литературе в целом, а также отношение к языку, как к способу творения образов в тех или иных условиях.

Мне кажется, что Гарри Поттер и иже с ними должны оставаться в рамках домашнего чтения, иначе вся магия исчезнет со страниц под очками суровых преподавателей. А если серьёзно: зачем переносить в школьную программу вещи, которые ребёнок прочтёт и так?

Если мы уберём классику («Героя нашего времени», «Капитанскую дочку» и так далее), то дети вообще лишатся понимания своей исторической составляющей.
Будем жить по свеженаписанной истории.

Зарубежку тоже необходимо расширить.
Хотя, конечно, проще расширить сознание отдельно взятого малыша, чтобы он получал кайф от чтения, а не от стреляния очередных монстров на экране монитора.


Катерина:

Литература – выражение, хотя бы частичное, менталитета… Более, чем нужна… Классика – не нужна – насущно необходима! А все остальное чтиво – на выбор, ежели кого читать всежки выучили)
Пушкина и Цветаеву перечитываю минимум раз в год, почему-то чаще осенью) Соответствуют, видать) Иже с ними – тоже почитываю, – акромя Михаила Юрьевича, – его кроме «Демона» ваще не воспринимаю) Простите, ужо)
Необходимо, хотя бы ознакомительно, «пройти» по всей истории русской словесности, авос чего и понравится… Так складывался язык, коим мы пользуемся – в том числе и как инструментом общения)
Антиглобалисты в чем-то правы, – сейчас фактически все племена, народности и нации осознали, что язык, самостийность и самоопределение народа – каким-то хитрым способом взаимосвязаны… Их много, придерживающихся сего мнения, – и я им верю).


Неважно:

Не имеет значения, как часто мы перечитываем классику. Главное, что мы ее уже читали. Будут ли преподавать Поттера – не знаю. Надеюсь, что нет. Это совсем не обязательно. Чужую культуру следует изучать в совокупности с историей и начиональным колоритом, иначе ни английской, ни немецкой, ни любой другой классики понять невозможно. Да и со своей это не так легко.
Литературу изучать нужно. Главное, чтобы учителя были хорошими и не запороли все дело.


...:

Считаю, что уроки литературы в программе, конечно, нужны (удивила, да?)). По кому учить – хороший вопрос: по сути, в чьем пересказе ) Не знаю. От уроков я помню только «звезд» и txt_quote_single_openсозвездияtxt_quote_single_close литературные. Но так, чтобы выстроить карту всего звездного неба и вселенной (проводить параллели со знаниями, полученными на истории и т.д.) – не получилось. Так вот, было бы неплохо намекнуть, что есть база, есть приятный бонус для заинтересовавшихся, и есть просто шедевры для гурманов. Ведь главное подать, ) а дальше уже захочется обсудить, поделиться. Вот, кстати, Набоковым вы меня сейчас заинтриговали )
«Вам, вообще, нравились уроки литературы в школе?» (читается с какой-то настороженной разочарованностью))) Иногда да, иногда нет.
Классика читала давно. Каюсь – в школе.


Жизель:

Литература, на мой взгляд, один из основных предметов, который обязательно нужно преподавать в школе. Если этот предмет исчезнет из образовательной программы, то через несколько поколений мы получим общество малограмотных гомункулов, которые будут коммуницировать на олбанском языке.
Какую литературу и как преподавать. Это сложный вопрос. Советская система и программа образования, в целом, была весьма эффективна, но в части литературы, конечно, хромала на обе ноги. Возможно, это мои личные трудности, но несмотря на отличные оценки, из школы я вышла, не поняв Чехова, не осилив «Войну и мир» и не способная отличить Пушкина от Лермонтова. Не виню в этом преподавателей. Скорее, причина в безобразно составленной программе, когда галопом по Европам детям 11-12 лет пытаются впихнуть в голову то, что они не в состоянии понять и оценить. А потом в 14-15 лет начинается этап Солженицына, Платонова, а дети опять не втыкают, о чем речь, и все чтение проходит мимо, как вода в песок.
Насколько я могу судить по интернет-ресурсам, с тех пор программа изучения литературы ничуть не изменилась. В этом случае остается вопрос, кто и как все это преподает. Мне, наверное, повезло, в 11-м классе была прекрасная учительница, которая смогла человеческим прекрасным языком объяснить нам идиотам, что программа это все херня, а надо читать вот это и вон то, а потом сами разберетесь, что дальше. Но таких преподавателей на всех не напасешься. Программу надо менять. А чтобы это сделать, надо менять людей, которые эту программу составляют и утверждают.
Гарри Поттер – исключительно внеклассное чтение. А лучше, вместо него, Стивена Кинга))


Училка:

Школьная программа действительно представляется мне некоей попыткой «впендюрить» за ограниченное программой время некую массу знаний обо «всей русской литературе», поэтому, как правило, двадцатый век выглядит неопрятным винегретом, а «Войну и мир» читают в кратком пересказе.

Но это, конечно, общая беда нашей системы образования, которая и сама сейчас являет собой изрядно-винегрет) беда с литературой в том, что здесь и правда не должно быть, как в математике, вывести строгие аксиомы и на основе них говорить «вы неправильно понимаете образ Чацкого (Мармеладова, Болконского, Жеваго)». Можно как угодно его понимать, это как раз и должно донести. Но важно именно понимать или, по крайней мере, делать такую попытку.

Однозначно на мой взгляд плохо, что мало увлекательных учебников, всяких сторонних завлекалок, вроде постановок, спектаклей, анекдотов и ты ды. Какие-нибудь литературные смешилки Хармса отлично бы воспринимались, даже на самом простом уровне – а потом уже обросли бы необходимым «мясом».

В общем, школа очень всё усредняет, конечно. Читать Платонова в 15 лет – бред сивой кобылы. Лучше бы уж, действительно, останавливаться на самых простых вещах, более-менее доступных для понимания. А с них уже двигаться к более сложным, если понимание достигнуто. Но это всё «благие намерения», конечно. И покуда мы с Вами не сражаемся лично и в открытую с системой образования, они такими и останутся)


Читатель:

Одолевают сомнения. Нет уверенности, что это необходимо.
Вопрос – зачем коллективно читать, допустим роман, обсуждать по некому регламенту его достоинства и тем более получать за это бонусы? Это же роман. Математика, физика, химия доносится через зашифрованную, более-менее стройную систему теорий и поэтому дешифратор в лице препода или ввиде учебника необходим. А баллада или сонет не требуют разложения на одночлены, они не требуют не доказательств, не тем более надуманных выводов.
Художественный текст самодостаточен. И зачем нужны чужие комментарии? Это же развращает.
Какие плюсы от такого чтения?
Зачем нужен учебник по литературе? Привязать текст к биографии автора? Учебник это всегда система. Зачем литературе система координат? Не понимаю.


Читательница))):

Если про сопереживать и прочувствовать, то я согласна, что эта штука интимная и про личную встречу-не-встречу, мне кажется. Тут комментарии и учебник не нужны. Но, если про понять, соприкоснуться, вписать текст другого в свою картину, то здесь мне кажется, нужна система координат, тот самый учебник, который указывает на точки соприкосновения, векторы. Тут я обеими руками «за». Ведь из 5 вопросов после текста, хоть на 1, да откликаешься, а дальше уже как клубочек распутываешь. Или за клубочком идешь ))
Когда первый раз прочитала вопрос Дайка в пальто, мне стало интересна программа по литературе от 5 до 11 класса – как выстраивается, на что делаются акценты. Сейчас я понимаю, почему сначала идет история по формы, роды, литературные приемы (пусть для начала это может казаться скучным, неинтересным). Без этого сложно (для меня, по крайней мере), смотреть на текст другого. Это скелет, структура, базис, сравнивая которые можно идти дальше (здесь можно вспомнить Руднева и его истории про вишневую косточку). Мне кажется, после этого уже можно оценить детали и акценты (как говорит Набоков: «Читатель должен замечать подробности и любоваться ими. Хорош стылый свет обобщения, но лишь после того, как при солнечном свете заботливо собраны все мелочи. Начинать с готового обобщения – значит приступить к делу не с того конца, удалиться от книги, даже не начав ее понимать.»), которыми так любовно лепит автор сотворяемый мир.
В общем, я про то, что для таких как я, по крайней мере, учебники нужны: для ума, для понимания инаковости другого, мест этой инаковости. Но вот для чувств, для возможности сопереживания нужно что-то другое. Что? Не знаю. Иногда читаешь текст, и понимаешь, что форма не та, не моя, сложно читать, но глаз оторвать невозможно. А иногда все ладно, красиво, но не чувствуешь, не цепляет, нет отклика, переживаний. Чувства – интересная штука. И пусть кажется, что автор говорит на вообще каком-то непонятном языке, чуждом, но так хочется понять его, соприкасаться с его текстом, плыть с ним, быть с ним. Я не понимаю Хайдеггера. Ни разу. Эти слова, стиллистика, ход мысли. Но я готова перечитывать его раз за разом. Пусть хотя бы как стихи ) Если я не могу его понять, я могу его чувстовать сопереживать )))
«…Если материя этого мира и реальна (насколько реальность вообще возможна), то она отнюдь не является целостной данностью: это хаос, которому автор говорит: «Пуск!» – и мир начинает вспыхивать и плавиться… Писатель первым наносит на карту его очертания, дает имена его элементам. Вот ягоды, они съедобны… Этот туман будет горой – и ее надо покорить. Мастер лезет вверх по нехоженому склону, и там, на ветреной вершине, встречает – кого бы вы думали? – счастливого и запыхавшегося читателя, и они кидаются друг другу в объятия, чтобы уже вовек не разлучаться – если вовеки пребудет книга».
…И карабкаться по его склону раз за разом )


Учительница:

Если Вы просто возьмёте с полки наугад Лолиту, Гамлета и, ну не знаю, Анну Каренину – что они Вам скажут? Не надо про табула раса)) Я далека от мнения, что искусство «интуитивно постигаемо и ценность произведения находится внутри самого это произведения». Искусство это система. Взаимодействий, столкновений, конфликтов стилей, сломов парадигм, перемен эпох, литературных стычек, жанровых адюльтеров, да даже денежных капиталов наконец. И чем разнообразнее эта система отображена в голове у человека, чем больше в неё встроено данных, тем объёмнее и интереснее картинка. Литература, как любая практика, требует контекста. Тут я полностью согласна с Набоковым, слезливое сопереживание ничего общего с восхищением искусством автора не имеет. Хотя может быть первым уровнем движения к постижению этого искусства.

Чужие комментарии? Дают информацию, что можно воспринимать и так. Биография автора? Если не выводить из нее непосредственно понимание произведения, она даёт представление о том, как он жил и в какой системе координат писал. Именно что система координат, тут Вы очень правильное слово подобрали.

Можно, конечно, читать Гамлета и в вакууме. Хотя я сомневаюсь, что это возможно. Этот воображаемый «вакуум» всё равно будет заполнен деталями, только это будут детали Вашей собственной жизни, Ваших личных пониманий, Ваших прежних практик – не автора, а Ваших. Это случится и так, невозможно аннулировать личную историю, начиная читать Гамлета или Лолиту, но зачем призывать к такому уплощению сознательно? Не понимаю.


Чтица:

Читатель сопоставим в некоторой степени с соавтором книги. Писатель создает шаблон складывает в определенной последовательности «буковки», а читатель создаёт из них цветной мир,мир рожденный благодаря тандему писателя и читателя.


Мама школьника:

А я вот не очень понимаю, что такое хорошее воображение для читателя? Мне очень редко приходили в голову именно визуальные образы, только на отдельных, хорошо прописанных сценах – но это не мешало мне навзрыд плакать над книгами) и чувствовать себя искренне больной от Преступления и наказания, например. Несмотря на то, что все эти терзания юного Раскольникова были от меня большей частью довольно далеко.

Насчет авторов вообще есть мнение, что не надо смотреть на гуся, после того как полакомился гусиной печенью. Для меня это давний вопрос. Как правило, знакомство разочаровывает, если автор хорош. Это, скажем так, одно из правил хорошего автора – что его книги (тексты, песни) больше его самого.

Насчет осмысленности – этому как раз и надо учить. Но как это сделать в рамках школы – не представляю.


.....:

Хм, никогда не думала, что воображение может ассоциироваться только с визуальными образами (или, главным образом, с ними). Тут, пожалуй, стоит определиться с терминологией и пояснить, что для меня лично «воображение» применимо к литературе – это не столько способность представлять себе, о чём произведение, сколько способ себя с ним соотносить. Это близко к отождествлению, но не с главным героем, а с самим текстом. Возможно, воображение – не самый лучший термин, но как-то так.

Относительно авторов: мне близка точка зрения Фуко, который по сути отводил автору скромную роль маркера дискурса. Ну и Барт ещё приходит на ум со своим эссе о смерти автора.


Яндекс.Метрика