Культура изнасилования

Женский журнал » Отношения » Абьюз

Многие люди, услышав про понятие культура изнасилования, воспринимают его как нечто ненормальное и несуществующее: о какой культуре может идти речь? Изнасилование – это преступление и за него дают вполне конкретные сроки, а сами насильники осуждаются не только в судебном порядке, но и обществом в целом. Однако, к сожалению, не все так просто.

Что такое культура изнасилования

Понятие культура изнасилования используется для описания общества, где изнасилования представляются чем-то, если не обыденным, то не выходящим за границы нормы, а действия преступников оправдываются, а иногда даже и одобряются. Встретить подобное отношение к сексуальному насилию можно не только в патриархальных странах, где женщины даже не имеют права выйти на улицу без сопровождения мужчины, но и у нас.

Характерные черты культуры изнасилования – его нормализация (банализация насилия), объективация женщин и обвинение жертвы (виктимблейминг). Все эти признаки связаны между собой и зачастую вытекают один из другого. Рассмотрим каждый из них подробнее.

Объективация – это такое отношение к женщине, при котором она лишается субъектности, воспринимается как объект, не имеющий воли и чувств. Особенно ярко это проявляется в маргинальных кругах, где можно проиграть «свою» женщину в карты или предложить другу в качестве оплаты долга. Также можно «попортить бабу» в качестве мести ее мужу, отцу или брату, при этом, то, что женщина может не иметь никакого отношения к «разборкам» двух мужчин, абсолютно не учитывается. Другая же сторона (родственник или муж жертвы) воспринимает совершенный акт насилия исключительно как порчу вещи: проблема не в том, какое моральное потрясение испытала женщина, ни в ее боли и ни в ее страданиях, а в том, что сестрой, женой или дочерью воспользовался кто-то чужой – враг взял чужую вещь без спросу.

Встречается объективация и в не маргинальных кругах. Один из маркеров отношения женщине как к объекту – ответ на вопрос, может ли муж изнасиловать жену. До сих пор существует множество людей, считающих, что после вступления в брак жена становится своего рода собственностью мужа, которую можно использовать по любому усмотрению. «Если жена не дает – зачем она нужна?!», - говорят они. Ср.: «Если вещь сломалась, она не нужна». Согласно УК РФ, мужа можно посадить по 131 статье, однако зачастую доказать то, что это было именно изнасилование, а не добровольный секс практически невозможно.

Очень ярко проявляется объективация по отношению к секс-работницам. Многие клиенты уверены, что проститутка не имеет права отказать ему, вернув деньги, или считают нормой «пустить ее по кругу», обманув и позвав в квартиру, где находится не один, как оговаривалось, а несколько мужчин.

Обнаружить объективацию женщины можно и в самом языке. За словами «испортить девку» явно виднеется отношение как к бракованному товару.

Еще одна важная черта – это нормализация изнасилования, превращение преступления в нечто обыденное, происходящее на каждом шагу, настолько распространенное, что оно не должно вызывать шока. Каждый мужчина – потенциальный насильник, потому что «у него инстинкты», «ему надо», каждая женщина - «сама хотела», ведь не могла же она не понимать, чем закончится ее общение с парнем.

«Чего она ожидала, когда пришла к парню домой?!» - лицемерно восклицает приверженцы культуры изнасилования, намеренно закрывая глаза на то, что приглашение в гости вовсе не означает предложение секса. Разумеется, в глазах нормальных людей, девушка, пришедшая в гости к парню, искренне могла ожидать того, что они просто пообщаются или посмотрят фильм. Однако в культуре изнасилования – она наивная или дура, или шлюха, которая «хотела, потом передумала». В любом случае в последующем изнасиловании нет ничего необычного.

Визит к мужчине – это не единственное действие женщины, после которого сексуальное насилие становится чем-то самим собой разумеющимся. Можно просто возвращаться домой по темной улице, носить короткую юбку, ходить на вечеринки, употреблять алкоголь или флиртовать. Увы, для многих людей любое из этих действий является достаточной причиной для оправдания насильственного полового акта и обвинения жертвы.

Из нормализации насилия вытекает виктимблейминг – обвинение жертвы, которая вела себя неправильно, а потому «спровоцировала». Нет, конечно же, все понимают, что активная роль в этом преступлении принадлежит именно мужчине. Это он вводит член в тело женщины, невзирая на ее сопротивление. Однако в культуре изнасилования пристальное внимание обращается именно на поведение пострадавшей, а не преступника.

Во-первых, любая женщина с подросткового возраста должна понимать, что она интересует противоположный пол только как сексуальный объект (снова объективация), поэтому любое общение мужчины с ней по сути есть предложение интима: любой парень рано или поздно потребует секса. И если женщина была так глупа, что проводила с мужчиной время, но не собиралась с ним спать, сама виновата в том, что спровоцировала изнасилование.

Приверженцы культуры изнасилования не осознают, что они причиняют вред обоим полам. Женщинам – предлагается полностью избегать противоположного пола (иного способа гарантированно избежать насилия просто нет!), а все мужчины заранее объявляются неадекватами, думающими только о сексе и добивающимися его любой ценой. Все парни приравниваются к животным, не способным удержать свои инстинкты.

Во-вторых, в культуре изнасилования виновен или невиновен преступник определяется по дальнейшему поведению жертвы, которая должна показать обществу, как она страдает и как ей плохо, или в совершенное преступление никто не поверит. Насильник наделяется могущественной силой, способной полностью перечеркнуть жизнь пострадавшей . Ни радоваться, ни общаться с подругами, ни посещать клубы больше нельзя, иначе какая же ты жертва? Всю оставшуюся жизнь женщина обязана быть подавленной и запуганной. Если же она пытается забыть о произошедшем и жить как раньше, значит, никакого насилия и не было, а «жертва» просто оговорила парня, «сломала ему жизнь».

«Сломанная жизнь парня» - это апогей культуры изнасилования. Когда речь идет о других видах преступления, никто не спорит о том, что «вор должен сидеть в тюрьме», мошенницу, выманивающую деньги у доверчивых граждан, следует наказать, а ребят, занимающихся разбоем, лучше отправить в колонию. Однако все меняется, когда дело касается изнасилования. Парадоксальным образом приверженцы культуры изнасилования начинают жалеть не жертву, а мужчину, которого «совратила коварная шлюха». Против пострадавшей ополчается все общие знакомые, возмущенные тем, что она заявила в полицию и теперь парня могут посадить на несколько лет. То, что своими действиями преступник причинил женщине и физический, и моральный урон, полностью игнорируется, ведь баба на то и баба, чтобы ее сношать.

Критика понятия культура изнасилования

Некоторые исследователи негативно относятся к этому понятию, так как считают, что его повсеместное распространение снимает вину с преступника, возлагая ее на общество. Дескать, это не он такой, это повсеместная культура такая, хотя, на самом деле, никакое преступление не может быть оправдано влиянием общества, так как оно является результатом сознательного решения человека, и никакая «культура» не в силах на него повлиять.

Обсуждения на форуме:
Признаки абьюзера


Ваше имя:

Комментарий:

Яндекс.Метрика