Интервью с Изабель Альенде

Женский журнал » История феминизма

Изабель Альенде – чилийская писательница, автор множества книг, в том числе романов «Дом духов» (он лег в основу одноименного фильма) и «Паула», лауреат многих литературных премий. По мнению многих, самая известная латиноамериканская писательница. Тираж ее книг составил более 51 миллиона копий, ее романы переводились на 30 языков. Она также является известным правозащитником, политиком, оратором и журналистом.


Когда вы представили миру две автобиографические книги, «Паула» и «Сумма наших дней», вы предчувствовали, что они смогут изменить других людей на личном уровне? Это те изменения, которые могут мотивировать читателей начать действовать и менять мир, менять жизни людей?


Когда умерла моя дочь Паула, то я переживала недоумение, депрессию, злость. Я знала только один способ справиться со своим горем – писать, и так появились эти мемуары. После того, как я показала рукопись некоторым членам нашей семьи, включая вдовца Паулы, мы решили опубликовать ее, потому что считали, что она поможет другим людям после утраты. Тем не менее, я никогда не рассчитывала на такой невероятный отклик со стороны читателей. Прошло пятнадцать лет, а я до сих пор получаю каждый день письма от тех, кого тронула история моей дочери. Я надеюсь, что в некоторых случаях книга помогла открыто выразить горе, поделиться чувствами и опытом, понять, что мы приходим в этот мир для того, чтобы все потерять, и в этом нет ничего плохого.

Как написание мемуаров изменило вас как писателя?


Мемуары заставляют меня остановиться и вспоминать. Это упражнение на правду. В мемуарах я смотрю на себя, свою жизнь и на людей, которых я люблю, в зеркале пустого экрана. В мемуарах чувства гораздо важнее, чем факты, и чтобы писать честно, я должна противостоять собственным демонам. В каждом случае я узнавала о самой себе что-то новое, потому что каждая книга отражает, кто я такая, и я предполагаю, что в какой-то степени написание мемуаров делает меня лучше как человека и как писателя. (Мечтать не вредно!)


Существует ли какая-то особая смелость, которая нужна, чтобы рассказать глубоко личную историю? И характерна ли такая отвага для женщин?


Я думаю, что вы правы: для мемуаров требуется смелость, но я должна признать, что в моем случае больше нужна редактура. Я склонна к тому, чтобы все рассказывать, даже если это не мои секреты, и поэтому редактура просто необходима. Я всегда была готова раскрыть мою жизнь и сердце, потому что я верю, что это не правда делает нас уязвимыми, а секреты, которые мы скрываем. Моя жизнь не сильно отличается от жизни других людей, и я не совершила никакого ужасного греха или преступления, в котором я не могу сознаться. Обмен историями из жизни всегда был для меня естественным.


Что такого в написании и чтении мемуаров, что заставляет нас полностью погрузиться в личную вселенную? Что вдохновляет нас на действия? Превращает ли это мемуары в политический акт?


Мемуары – это приглашение в чужую личную жизнь.


Считаете ли вы, что есть разница между мемуарами, которые написаны женщинами, и мемуарами, которые написаны мужчинами?


Я предпочитаю читать женские мемуары, потому что они честные и очень часто духовные, и мне проще увидеть в них себя и научиться чему-нибудь новому. Мужские мемуары предлагают ответы, а женские мемуары предлагают вопросы. Большинство авторов-мужчин стараются хорошо выглядеть в своих мемуарах и оставить о себе память для потомков, в то время как большинство женщин знают, что потомки случаются тогда, когда вам уже все равно. Женщины хотят установить связь с другими людьми здесь и сейчас, и плевать они хотели на наследие!


Вы начали свою карьеру как журналист, затем вы начали писать романы, потом перешли к мемуарам. Но во всех ваших работах вы рассказываете истории о смелых женщинах, которые меняют мир. Каковы различия и возможности этих методов для передачи подобного послания?


Я никогда не пыталась передать послание, я просто хочу рассказать историю. Почему именно такую историю? Не имею ни малейшего представления, но я научилась подчиняться музе. Я становлюсь одержимой определенной темой или историями, они преследуют меня годами, и, в конце концов, я их записываю. Я перестала спрашивать себя, почему, теперь я знаю, что в каждой книге я изучаю мою собственную душу, мое прошлое, меня саму. Есть вещи, которые очень сильно меня интересуют: сильные женщины, матери, любовь, насилие, смерть, утрата, горе, дружба, верность, справедливость и искупление. Похоже, что это постоянные темы в моем творчестве и в моей жизни. У меня больше свободы, когда я пишу художественную литературу, но мои мемуары оказывают гораздо больше влияния на моих читателей. Каким-то образом «послание», даже если я не знаю, что оно там есть, лучше доходит именно в этой форме.


Вы считаете, что работа над мемуарами или художественным произведением может быть так же или более эффективной, чем изменение мира с помощью журналистики?


Журналистика, по определению, должна стремиться к максимальной объективности, она не может быть личной или интимной. Часто журналисты ограничены теми СМИ, в которых они работают. Даже если нет никакой официальной цензуры, то у корпораций, которые владеют СМИ, есть внутренние «руководства». Журналистика может быть очень эффективной для контроля и манипулирования общественным мнением, и она может очень многое изменить в культуре, потому что она охватывает почти всех, в то время как художественная литература и мемуары рассчитаны на более интеллектуальных читателей. Тем не менее, книги дольше живут на полках, и их влияние на читателей может быть гораздо сильнее.


Как ваш личный опыт повлиял или определил цели Фонда Изабель Альенде?


Фонд был создан после того, как я пережила смерть моей дочери Паулы. Я решила, что не прикоснусь к доходам от продажи книги, что они все пойдут на то, чтобы продолжить ту работу, которой занималась моя дочь в течение своей короткой жизни. За последние одиннадцать лет я сделала значительные пожертвования в Фонд за счет доходов от других моих книг. Паула была психологом и учительницей, она работала добровольцем восемь часов в день, шесть дней в неделю, чтобы помочь нуждающимся девочкам и женщинам. У нее никогда не было денег, и она их не хотела. Было только естественно, что главной целью Фонда стало предоставление новых возможностей женщинам и девочкам. Миссию фонда также определил мой личный опыт женщины, которая родилась в сороковых годах и участвовала в женском освободительном движении. Я всегда была феминисткой, и я работала для женщин и вместе с женщинами всю мою жизнь. Фонд предоставляет мне возможность использовать мои ресурсы и знания, чтобы продолжить эту феминистскую борьбу.


Вы также принимаете участие в предстоящей конференции Omega «Женщины и смелость». Почему вы считаете культивирование женской смелости столь важным и своевременным?


Женщины всегда были смелыми. Они смелейшие из смелых! Они всегда бесстрашно защищали своих детей, и в течение последнего века они бесстрашно боролись за свои права. У патриархата есть множество уловок, чтобы подавить женскую смелость. Последний тому пример – эффективное представление феминисток эдакими ведьмами и реакция против женского освободительного движения. Сегодня миллионы молодых женщин получают выгоду от борьбы их матерей и бабушек, и они не откажутся ни от одного из этих прав, но при этом они не называют себя феминистками, потому что это не сексуально. Они верят, что феминизм устарел. Они не смотрят, что происходит вокруг них, они не осознают, что сегодня, в 21 веке, девочек до сих пор продают в ранние браки, в проституцию, в рабский труд, что женщин заставляют вынашивать детей, которых они не хотят или о которых они не смогут позаботиться, что их избивают, пытают, насилуют и убивают. Во время вооруженного конфликта, войны, бедности или религиозного фундаментализма женщины и дети составляют большинство жертв. Сегодня женщинам нужна такая же смелость, как и раньше.


Я принадлежу к первому поколению женщин старшего возраста, у которых появились новые возможности в образовании и медицине. Никогда еще у пожилых женщин не было так много ресурсов. Наша роль как бабушек в том, чтобы защищать молодых женщин и детей, работать ради мира всеми доступными способами и на всех уровнях, улучшать качество жизни для всех, а не только для привилегированных. Наша роль в том, чтобы мечтать о лучшем мире и смело работать над тем, чтобы эта мечта стала возможной.


Как писательница и активистка, как вы оцениваете ту работу, которую выполняют СМИ? И какую вы видите связь между различными типами СМИ и потенциалом для борьбы за права человека?


СМИ должны работать гораздо лучше, это точно, особенно те СМИ, которые направлены на женщин. Женские глянцевые журналы, женские телесериалы и программы, за редкими исключениями, просто отвратительны. Права человека? Как будто их это волнует! Они только внушают женщинам, что важно потреблять больше товаров, быть сексуальными и ублажать мужчин в постели. И в то же время у них есть огромный потенциал, чтобы изменить жизни женщин. В остальных СМИ есть прекрасные журналисты и программы, которые занимаются активизмом, но их совсем немного.


Если бы вы могли донести до женщин одно послание, о чем бы оно было?


Сестры: говорите друг с другом, будьте на связи и будьте в курсе событий, формируйте женское окружение, делитесь своими историями, работайте вместе и рискуйте. Вместе мы неуязвимы. Бояться нам нечего.


Источник: сайт “Равноправка”

Обсуждения на форуме:


Ваше имя:

Комментарий:

Яндекс.Метрика